А что мы делали в Афганистане?
15.02.2014
Василий Лихачев — депутат Госдумы РФ, член комитета ГД по международным делам:

— Вопрос сложнейший… Если пользоваться терминологией того времени, Россия как бы выполняла свой интернациональный долг, советские войска были введены в Афганистан по просьбе его высшего политического и государственного руководства. За этой фразой многие не видят реальной сути. А реальная суть этого шага заключалась в том, что наши южные границы оказались незащищенными. То есть вопросы безопасности советских границ, советских территорий были крайне актуальны.

Я думаю, что ситуация с Афганистаном могла бы иметь и другие последствия, и не было бы таких жертв… Скажу об этом совершенно откровенно, не желая обидеть наших ребят-«афганцев», которые и сегодня живут с мыслью, что они воевали за правое дело, им было понятно, за что они рискуют жизнью. Если бы тогда внешняя политика в СССР проводилась с более глубоким геополитическим анализом, думаю, многие проблемы наша страна могла бы решать с большим подключением, скажем, Организации Объединенных Наций, каких-то международных структур, например, ОБСЕ, структур, которые работали в Азии… Но сложность состояла в том, что не было достаточного времени для такого глубокого анализа. Допускаю, что была еще и эйфория от мощи, к большому сожалению. Советское государство было реально мощным с экономической точки зрения, энергетической, политической… И считалось, что любые военные задачи, поставленные советским руководством, политбюро, могут быть выполнены в короткий срок. Кроме того, принимая решение о вводе войск, не учли историю Афганистана — а эта страна никогда никем не была покорена.

Сегодня афганский урок состоит в том, чтобы наша дипломатия всегда помнила слова знаменитого министра иностранных дел России середины XIX века Александра Горчакова: что у России могут быть только два верных союзника: армия и флот… Россия должна иметь такой современный технологический и политический облик, чтобы ни у кого не возникло желания нарушить нашу государственную границу или применить какие-то неправомерные действия против граждан Российской Федерации, скажем, закрыть россиян в зарубежную кутузку. Россия должна быть неагрессивным, цивилизованным, умным, сильным и боеспособным государством. И здесь надо говорить о новой концепции дипломатии мягкой силы. Сегодня много таких ситуаций, где нужна эта комбинация сильного и жесткого, но мягкого и дипломатического. Международная повестка дня включает проблемы, которые не могут быть решены только в одном цвете — цвете хаки.

Рафаэль Хакимов — вице-президент академии наук РТ, директор Института истории им. Марджани АН РТ, депутат ГС РТ, экс-советник первого президента РТ:

— Россия в силу своего ключевого геополитического положения должна вести активную внешнюю политику. Существуют вопросы безопасности, а значит, особые отношения с соседними странами, не менее важны экономические интересы — это хорошо видно на примере определения границ шельфа на севере страны, где нашли нефть. Существуют проблемы терроризма вдоль границ. Не менее важный вопрос — борьба с наркотрафиком. Афганистан — самый крупный производитель наркотиков.

Из истории известно, что Афганистан невозможно контролировать, вводя войска. СССР не учел опыт Британии. Надо было договариваться.

Андрей Фурсов — историк, публицист:

— Уже после того, как закончилась афганская эпопея Советского Союза, тогда уже и Союза не было, Збигнев Бжезинский на вопрос корреспондента французского журнала Le Nouvel Observateur сказал, что мы, США, заманили Советский Союз в афганскую ловушку. Этот большой «друг» России был во многом прав.

Я думаю, что ввод советских войск в Афганистан был ошибкой, основанной на неадекватном расчете и восприятии ситуации. Советской руководство полагало, что это будет очень короткая прогулка, быстрое решение вопроса и возвращение восвояси. В результате все вышло по-другому. Советское руководство совершило ошибку, но к этой ошибке его активно подталкивали США, причем провоцирование Советского Союза на ввод войск в Афганистан началось в самом начале 1979 года еще при президенте Картере. И они добились своего. Для Советского Союза война обернулась напряжением всех материальных ресурсов.

В то же время нужно сказать, что в позднеперестроечные и послеперестроечные годы было сделано очень много, чтобы облить Афганскую войну грязью, показать, насколько мы были неэффективны, как афганцы нас не любили, как мы плохо себя вели. На самом деле советская армия в Афганистане воевала вполне эффективно. То, что мы видим сейчас, как действуют американцы в Афганистане, они хлебают теперь по полной программе и действуют значительно менее эффективно, чем Советская армия.

Кроме того, есть еще один аспект, мне о нем говорили сами афганцы. Они говорили, что сейчас, когда прошло время после советского военного присутствия в Афганистане, они все больше вспоминают советских шурави добрым словом, потому что мы строили там больницы, дороги, мосты — и это все осталось. А американцы, как рассказывают афганцы, строят мост, который ломается через два года, дороги, по которым плохо ездить, и вообще отличаются потребительским отношением к афганцам. Я уже не говорю о том, что одной из причин ввода американских войск в Афганистан было стремление поставить под контроль значительные зоны производства героина. У Советского Союза таких целей не было. Тем не менее ввод советских войск в Афганистан, безусловно, был ошибкой, хотя у тех, кто говорил о необходимости ввода, были свои резоны, которые основывались на оценке ситуации.

Константин Соколов — вице-президент Академии геополитических проблем:

— Было две ошибки: ввод и вывод войск. Ввод войск тогда был плохо организован, он действительно делался по просьбе правительства Афганистана, когда практически Запад шел на то, чтобы сделать из Афганистана то, во что он превратился сейчас. Ввод войск был не просто войной, но и началом преобразования Афганистана. Страна, по сути дела, получила после этого свою интеллигенцию, было дано образование афганскому народу, появились многие промышленные объекты. Поэтому, когда через 10 лет фактически уже ситуация была близка к стабилизации, вывод войск привел к тому, что Афганистан превратился в крупнейшего производителя наркотиков, в зону непрерывной войны. Надо сказать, что многие афганские моджахеды, которые воевали против советских войск, теперь очень сильно об этом сожалеют. Я слышал об этом даже от представителей афганцев на круглом столе, который, кажется, был посвящен еще 20-летию ввода войск. Крупные афганские генералы сказали, что изменилось отношение, когда они увидели, что на их территории делают американцы. Поэтому вывод войск, конечно, был ошибкой.

Евгений Кабыш — председатель татарского республиканского совета инвалидов и ветеранов войны в Афганистане; член Общественной палаты РТ:

— В первую очередь мы выполняли приказ. Согласно Конституции, присяги Советского Союза. Мы оказывали помощь республике Афганистан по просьбе их правительства.

Я не сторонник военного пути. Все должно решаться мирным политическим путем. Военный конфликт никогда не приносит необходимого результата, а несет только смерти, слезы, затраты. Я против решения проблем военным путем.

Насчет всех войн я не могу говорить, но что касается Афганистана, об этом остались только добрые воспоминания. Между нами всегда была дружба, взаимовыручка, честность, чистота. Ты знаешь, что тебя не бросят. Тем более я был командиром танкового экипажа, а там все мы как единое целое. И в какой-то степени этот опыт мне пригодился. Для меня это была настоящая военная служба.

Наиль Бикмуллин — генеральный директор компании «Еврокаскад»:

— Сейчас в прессе порой говорят, что это была неправильная война. Говорят даже, что наших ребят туда отправляли чуть ли не силком, но я, например, знаю, что все мы, на вопрос хотим ли служить в Афганистане, отвечали да. Мы искренне верили, что оказываем дружескую помощь, интернациональную населению Афганистана. Я и сейчас, если честно, остаюсь при этом же мнении.

Да, мы оставили страну не в самом лучшем состоянии, нас раскритиковали американцы, что мы ведем неправильную войну и так далее. А что они сейчас делают? Что, в Афганистане сейчас стало лучше? На мой взгляд, стало только хуже, и кроме этого, эта страна стала одним из мировых центров наркомафии. В какой стране стало лучше, в которую США насильственным способом пытаются ввести свою демократию? Так что я считаю, что там, в Афганистане, мы выполняли свой долг и выполняли его достойно.

Я считаю, что военным путем идти нужно только в крайнем случае. И, например, сейчас прежде чем входить в Афганистан я бы 10 раз подумал.

Опыт службы в Афганистане мне очень пригодился. Произошла переоценка человеческих ценностей, переоценка человеческих жизней, взаимоотношений. Уважение друг к другу после этого совсем другое становится.

Николай Лаптев — директор филиала «Брокерский дом «Открытие» в Казани:

— Мы выполняли интернациональный долг, защищали свою Родину, своих друзей и родных. Служба в Афганистане, конечно, наложила на меня свой отпечаток, но я ни на минуту не жалею, что я служил там и прошел эту школу. Мое мнение обо всем этом не изменилось. О других горячих точках в конфликтах, в которых Россия принимала участие, мнения довольно разные.

Да, я считаю, что Россия должна отстаивать свои интересы в том числе и военным путем. Обязательно. Не будешь показывать зубы, с тобой никто не будет считаться.

Наиль Каюмов — руководитель объединения поисковых отрядов «Полевая почта «Герат»:

— Когда нас призвали в Афганистан, нам объясняли, что мы ведем миролюбивую политику, что мы едем строить мирную жизнь в соседней стране. По прибытию туда, конечно, все совершенно по-другому оказалось. Но и по истечении 25 лет я считаю, что выполнял там действительно хорошую миссию.

Даже сейчас наши ребята-афганцы ездят туда, встречаются с местным населением, и все их благодарят. Мы оказали огромную помощь этой стране. В том числе и материальную. И дома, которые были там построены во время нашего там пребывания, все еще эксплуатируются. И люди, которые там жили, о нас много хорошего говорят.

Я считаю, что участие России в военном конфликте должно быть только в виде сдерживающего фактора. Если мы вмешаемся своими силами и тем самым сможем предотвратить еще более большую беду, то я думаю, что да — это будет оправдано.

Наше отношение к этой войне в Афганистане никогда и не менялось. Это свойство человеческой психики. Он все самое тяжелое забывает, а в памяти остается только самое лучшее. Буквально позавчера мы встречались с ребятами, с которыми вместе служили в Афганистане. В нашей памяти остались только какие-то хорошие моменты. Во всяком случае, тот стержень, который нам там «вставили», позволяет нам и по сей день вести активный образ жизни.

Жизненный опыт, приобретенный в горячих точках, очень пригодился в жизни. Во всем. Многие из тех, с кем я служил в Афганистане, занимаются какими-то спортивными секциями. Мы занимаемся поиском, ездим на раскопки, ищем незахороненных еще воинов Великой Отечественной войны. Все это, считаю, оттуда.

Радик Ахмеров — заместитель председателя общества «Афганцы-инвалиды»:

— В первую очередь мы выполняли приказ руководства сороковой армии. В то время считалось, что мы выполняли интернациональный долг. Сейчас говорят, что это была бесполезная война, однако, никто — ни мы, ни тем более нынешнее поклонение, не имеет права судить об этом. Об этом когда-нибудь в будущем будут судить историки.

В то время был Збигнев Бжезинский — госсекретарь США, он говорил, что нужно попробовать, что творится под животом у России. США находились в центре всех событий. И вот как только мы ушли из Афганистана, туда хлынул поток наркоты. Поэтому и тогда, и сейчас, мы защищали южные рубежи нашей страны.

Безусловно, Россия должна иметь возможность отстаивать свои интересы военным путем. О чем тут говорить?

Мне афганский опыт пригодился. Я научился ценить людей, дружбу, вообще многому, одним словом тут и не скажешь. Я познал вкус жизни, даже научился ценить вкус глотка воды, когда на улице 50 градусов жары. Сейчас ведь многие даже не осознают, каково это, как это важно жить в спокойном мире. Мы привыкаем к этому, а когда попадаем в экстремальные условия жизни, мы только тогда начинаем ценить то мирное время, в котором мы жизни.

Игорь Коротченко — главный редактор журнала «Национальная оборона»:

— Решение о вводе войск было исторически оправдано. Советский Союз защищал свои геополитические интересы. Несмотря на то, что решение принималось в узком кругу, фактически тремя членами политбюро. С позиции сегодняшнего дня, на мой взгляд, ввод советских войск в Афганистан был правильным. Разумеется, мы не были там оккупантами. Абсолютно некорректно сравнивать правовой статус наших войск, нашего контингента и то, что там делали войска НАТО в последние 10 лет. Истинной целью Советского Союза было строительство мирного и демократического Афганистана, укрепление его институтов государственной власти и техническая модернизация страны. Мы вложили много финансов, ресурсов, чтобы поднять Афганистан, сделать его промышленность более-менее способной, развить его сельское хозяйство. Наши инвестиции были направлены именно на прогресс Афганистана. При этом, естественно, советский контингент вел боевые действия против душманов, которых спонсировал тот же Пакистан, западные страны и аравийские монархии. Такая была ситуация.

Что касается вывода наших войск, то этого требовало общественное мнение, но было абсолютно не правильным прекращать материально-техническую поддержку афганского режима, который был дружественным нам. Но, к сожалению, поле распада СССР Россия прекратила поддержку Афганистана, в результате там сменился режим. Сегодняшняя ситуация в Афганистане выглядит плохо, страна превратилась в крупнейшего поставщика наркотиков в мире, причем это происходило в момент, когда там присутствовали натовские войска. Фактически сегодня Афганистан — самое крупное наркопроизводящее государство, фактически в промышленном масштабе производятся наркотики на афганской территории.

Возможен сценарий, когда власть снова возьмут «Талибан» и «Аль-Каеда» и начнут экспансию радикального ислама на постсоветское пространство. Таковы итоги. Мы свою миссию, я считаю, выполнили блестяще, американцы же провалили ее почти по всем направлениям.

Рифкат Бакиров — директор республиканского центра реабилитации МЧС им. Каратая:

— В Афганистане наша армия выполняла свой долг перед Отечеством. Я не сторонник насилия и считаю, что политический диалог без привлечения вооруженных сил имеет большую силу. Вторжение в чужое государство — это плохо, ведь страдает, гибнет мирное население.

Воспоминания у афганцев, которые проходят курс реабилитации в нашем центре, тяжелые, это был солдатский труд, беспрекословное выполнение приказов своих командиров. У кого-то даже случился психологический стресс. Сам я участвовал в чеченской компании и знаю, что это такое.

Опыт участия в горячей точке, конечно, пригодился. На жизнь смотришь по-другому. Когда проходишь такие испытания, начинаешь ценить жизнь. Ты осознаешь, насколько дорога жизнь. Там я еще получил ранение, я знаю, что такое поддержка твоих товарищей, сослуживцев. Я и сейчас стараюсь помогать и поддерживать людей, оказавшихся в беде.

Рафик Нигматулин — директор ООО «Тулпар»:

— Я в Афганистане выполнял интернациональный долг. Что я вынес из той войны? На этот счет есть хорошее выражение: «Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет».

Теперь я думаю, что СССР не нужно было входить в Афганистан. Вообще не нужно вмешиваться в чужие войны. Отправлять на погибель наших ребят не надо, они нужны нам здесь, защищать нас, защищать рубежи нашей родины.

После службы в Афганистане поменялись мои взгляды на жизнь, сменились ценности. Когда я узнаю, что человек служил в Афганистане, я по-другому к нему отношусь, я знаю, что он делал, каково ему было. Солдатская дружба — это нечто подсознательное, и просто так словами это не опишешь.

Константин Сивков — первый вице-президент Академии геополитических проблем:

— Ввод российско-советских войск в Афганистан был объективно обусловленной стратегической необходимостью. Причина состояла в том, что в тот момент афганское руководство начало заниматься политикой двойных стандартов: оно стало играть и с Советским Союзом, и с США, постепенно переориентируясь на сторону США. В тот момент США поставили перед собой задачу разместить по всему периметру границ Советского Союза ракеты типа «Першинг-2». Для того чтобы не допустить этого, было принято решение вводить войска.

Тактическое исполнение нельзя сказать, что было совсем корректно. Подбор кадров из числа преимущественно выходцев из центральноазиатских республик СССР был не вполне правильным. Обусловлено это тем, что Афганистан — это многонациональное государство, большинство представлено пуштунами. Таджики, узбеки там тоже существуют, но являются меньшинствами и играют менее значительную роль в политике исламского государства Афганистан. Поэтом ввод войск, состоявших преимущественно из этих народностей, привел к обострению конфликта этих малых народностей с пуштунами. Пуштуны начали воспринимать по этническому признаку наши войска, наших солдат как таджиков, которые являются представителями меньшинства. Дифференцированное спонтанное отношение возникло наших войск по отношению к пуштунам и к этим народностям, что привело к обострению отношений между советскими войсками и местным населением.

Безусловно, наше руководство сделало ошибку, не остановив стремления афганского руководства немедленно ввести принципы социализма в жизнь афганского общества. Применяемые афганским руководством методы, направленные на жесткое внедрение социалистических принципов в исламскую среду, подавление исламской среды, естественно, вызвало отторжение со стороны населения. В этих условиях советское руководство должно было принять меры по сдерживанию тыла местных афганских руководителей, по крайней мере, не участвовать в этом.

Несмотря на потери в 13,5 тысяч человек, которые понесла наша страна за 10 лет, наша армия ключевую задачу удержания территорий добились. Боевики находились в удаленных районах и совершали вылазки на контролируемые нашими войсками участки территорий, вели локальные бои. В отличие от натовских войск, которые имеют в полтора раза большую группировку, задачу удержания территорий так и не решили. Они сидят в своих крепостях, обеспечили передвижение по дорогам за счет создания мощной системы обороны своих конвоев.

В этих условиях вывод наших войск из Афганистана, осуществленный Горбачевым, был совершен некорректно. Вывод должен был осуществляться поэтапно. Отказ от поддержки Наджибуллы, который там оставался после вывода советских войск, был преступным деянием со стороны Горбачева. Нам необходимо было поддерживать дружественный нам режим, чтобы обеспечить стабильность наших южных границ. Кроме того, хочу заметить, что режим Наджибуллы еще просуществовал в этом государстве где-то порядка трех лет — это свидетельство твердости и крепости режима. Если бы была минимальная поддержка со стороны России, то этот режим существовал бы до сих пор, никакого конфликта и жертв не было бы. Все это деяния преступника Ельцина и его шайки.

Азат Хаким — глава ГК «Тулпар»:

— Мы там пытались посеять коммунизм. Но лично я тогда уже не понимал, за что в Афганистане гибнут наши люди. А сейчас — тем более. Я уверен, что Россия должна отстаивать свои интересы исключительно экономическими и политическими мерами. Исторический опыт говорит, что те страны, которые в войнах сохраняли нейтралитет или добивались своих целей экономическими способами, они процветали, процветают и будут дальше процветать. Применять вооруженные силы можно только для отражения агрессии.

Сам я в афганских событиях участия не принимал, но у меня много знакомых, которые прошли через эту войну, непосредственно участвовавшие в боевых действиях, так и занимавшиеся материальным обеспечением войск. Среди вторых насчет интернационального долга тогда мало кто говорил. Они соглашались на эту работу из-за того, что там неплохо платили, была возможность получать доллары, иностранные товары. Среди военных были примеры беззаветного служения, в тоже время многие рассказывали о головотяпстве, непонимании восточного менталитета, ошибках и даже предательстве со стороны командного состава. Не все там было так красиво, как это описывали в официальных СМИ и кино. А сколько мы вложили туда средств! Я считаю, что война в Афганистане подточила ресурсы СССР и стала одной из причин развала страны.

Алексей Соломонов — руководитель студии солдатской песни «Февральский ветер», лидер одноименной группы, ветеран боевых действий в Афганистане:

— Считаю, что России сегодня не нужно воевать за пределами страны. Во внешней политике я не силен, но развязывание очередной войны — это глупость. Одно дело, если речь идет о защите интересов государства на его территории, а начинать в наше время военные конфликты типа Афганистана нельзя.

Мне кажется, что сейчас отношение к афганцам выравнивается. Я вижу в людях большее понимание, больше теплоты к участникам тех событий. В 1990-е и в начале 2000-х годов нас же просто кинули, всех, кто оттуда вернулся. Я имею в виду социальный аспект — льготы и прочее. А так я замечаю, что сегодня и молодежь как-то лучше воспринимает ветеранов. Волна военно-патриотического воспитания сегодня немножко поднимается.

Безусловно, все, чему мы научились там, пригождается в жизни. Человек многое переоценивает, и себя в первую очередь. Представьте себе, молодой парень, окончив 10 классов, маменькин сынок попадает в условия — пусть даже не боевые, но тяжелые бытовые военные условия. Пусть он даже не стреляет, но он уже чувствует плечо друга. Человек воспитывает в себе новые качества, твердый характер и осознанное восприятие окружающего мира. Почему многие из афганцев в 1990-е годы поднялись в бизнесе? Потому что стержень есть, они устойчивые и морально выносливые люди.

Рафик Имайкин — председатель общественной организации «Совет ветеранов Набережных Челнов»:

— Государство всегда должно быть готовым к тому, чтобы защищать свои интересы оружием, и не только в своих границах. Некоторые думают, что судьба Родины решается внутри. Нет. Оборона подразумевает и ближние, и дальние рубежи. Чтобы враг не мог тебя внезапно атаковать, его нужно упреждать на дальних рубежах.

Я сам участник боевых действий в Афганистане, но я туда пошел не рядовым солдатом, а полковником, мне тогда шел уже 42 год. Состоял в группе советников генштаба минобороны. Так что афганскую войну я знаю не по кинофильмам и даже не глазами солдата, а немножко глубже. И зная ее, считаю: надо держать руку на пульсе. Американцы почему нас везде опережают? Потому что везде суются.

Конечно, человек возвращается из горячих точек совсем другим. Особенно если хоть раз стрелял в кого-то, был в бою. Это психологический надлом, который кто-то выдерживает и получает хороший жизненный опыт, а для кого-то это становится роковым событием. Все зависит от человека. Но, конечно, я всегда говорил: кто не был в Афгане, не участвовал в других войнах — тот счастливый человек. Хорошего мало, это и дураку ясно.

Когда войска были выведены из Афганистана, я помню, даже участники Великой Отечественной войны с каким-то подозрением смотрели на новых ветеранов. Сейчас, конечно, немножко понятие появилось. Я помню, когда митинги были в Челнах 15 февраля в начале 1990-х годов, никто из руководства города даже не появлялся на них. Со временем это изменилось, но афганцы никогда не забудут этого отношения. Это высшие эшелоны власти создали негативный имидж афганца. Между нами говоря, мы эту войну с американцами проиграли. Это же не Афганистан с нами воевал, а американские доллары руками бедных афганцев. Конечно, простой народ все понимал, но осадок в душе все равно остался.

Ильдус Камалов — депутат горсовета Набережных Челнов (КПРФ):

— Безусловно, Россия должна отстаивать свои интересы и военным путем, иначе лет через 10 государства просто не будет. К нашим границам НАТО уже подтянула свои мощности, и это не просто спектакль. Москва у них в пятиминутной доступности, и Россию в покое никогда не оставят, потому что Россия — источник природных ресурсов. Любой ценой нужно поддерживать те режимы и государства, которые пока еще более-менее лояльны к нам. Американцы уже весь земной шар покорили. Что у них за интересы в нашем Черном море, где сейчас ходят американские эсминцы?

Новые власти, пришедшие после перестройки, в основном Ельцин — они уже развалили всю обороноспособность. Сейчас Путин заявляет, что к 2020 году мы на 70 процентов поменяем вооружение — так уже поздно, нам никогда не догнать США, особенно в области высоких технологий. Штаты уже без солдат воюют, скоро вообще у них вся техника будет дистанционно управляться. У них 100 тысяч крылатых ракет, они могут за 5 минут стереть Россию с лица Земли. И то, что говорят, будто сейчас нет противников — это речи олигархов, у которых миллиарды в западных банках.

Вот сейчас нельзя было такую отстраненную политику вести в Украине, мол, пусть они сами решают. Надо было спецсилами в зародыше вытравить оттуда бандеровцев и прозападных агентов. Власти России молчат, как будто в Украине нет российских интересов. А там почти половина русских. Если бы сейчас Лавров, например, поехал куда-нибудь в Мексику агитировать против Америки, нам бы только так показали, где раки зимуют. А тут сидят американские сенаторы, а сколько боевиков с Сирии на майдан привезли! Где тут волеизъявление народа? Студенты выходят, романтику ищут, а управляют ими противники России. Им же не Украина нужна, они хотят прямо под боком у России боевые установки развернуть. Готовятся к окончательному удару.

Да, государству в дружбу нужно вкладывать, но это дешевле, чем противостоять интервенции. Сейчас остается молиться, чтобы батька в Беларуси твердо стоял, а то устроят следующий майдан в Минске. Надо им газ бесплатно давать, чем олигархов кормить — мы с этого газа все равно ничего не получаем.
Источник:
| Категория: Пресса | Просмотров: 7819 | Добавил: Admin
Всего комментариев: 0
Имя:
E-mail:
Код *:
Фурсов Андрей Ильич – русский историк, обществовед, публицист, социолог.

Автор более 200 научных работ, в том числе девяти монографий.

В 2009 году избран академиком Международной академии наук (International Academy of Science).

Научные интересы сосредоточены на методологии социально-исторических исследований, теории и истории сложных социальных систем, особенностях исторического субъекта, феномене власти (и мировой борьбы за власть, информацию, ресурсы), на русской истории, истории капиталистической системы и на сравнительно-исторических сопоставлениях Запада, России и Востока.
Комментарии
Хочу немножечко дёгтя подлить к этой статье или видео, не важно. Очень знаковым является то, кто представлял Россию на похоронах Фиделя Кастро. Ну а выводы, думаю, все сделают сами. Я постоянно слежу за материалами, которые помещаются на сайте, так как для меня Андрей Ильич Фурсов огромный авторитет!


Я вроде проверил информацию на оф.сайте, вы тоже можете пройти по ссылке под материалом. А насчёт De persona видимо можно будет лично спросить на Ярмарке.



Одеяло из овечьей шерсти: шерстяное одеяло купить одеяла из овечьей шерсти.
Архив записей