А вы кому бы сейчас вручили Нобелевскую премию мира?
14.10.2015
В Осло накануне Нобелевской премией мира был награжден малоизвестный тунисский национальный диалоговый квартет, хотя фаворитом в борьбе за награду считалась немецкий канцлер Ангела Меркель, а до этого лауреатом стал Барак Обама. Каково ваше отношение к самой премии, насколько она отражает существующие мировые реалии и является инструментом политики? На вопросы «БИЗНЕС Online» отвечают Гейдар Джемаль, Андрей Фурсов, Рафаэль Хакимов, Николай Сванидзе и другие эксперты.

«НОБЕЛЕВСКОМУ КОМИТЕТУ ЛОГИЧНО БЫЛО БЫ В ЭТОМ ГОДУ ДЕМОНСТРАТИВНО НЕ ДАТЬ ПРЕМИЮ»

Яков Геллер — генеральный директор ГУП «Агентство по государственному заказу РТ»:

— Кому присудили Нобелевскую премию мира? Вы группу «Ленинград» знаете? Можно спеть несколько их песен как мою реакцию на это сообщение... Видимо, они изжили себя, эти ребята из «Нобеля». Я еще могу понять ход их мыслей, когда премию присудили Солженицыну, Бродскому, Алексиевич... Но тунисский квартет... Я об этой организации не только ничего не знаю, я вообще удивлен, что она существует!

Я понимал, когда премию мира дали Бараку Хусейновичу Обаме как афроамериканцу, ставшему во главе Соединенных Штатов, хоть он наполовину и ирландец... Но в этом году вообще некому давать премию мира! Прошедший год — от Нобеля до Нобеля — был исключительно напряженным. В воздухе пахнет войной, несколько конфликтных точек на земном шаре — и в Европе, и беженцы, и Сирия, и Украина... Вы посмотрите на мировую обстановку! В Америке потише, но там тоже вспыхивают конфликты — в Боливии, в Венесуэле. Нет мира на планете! Нобелевскому комитету логично было бы в этом году демонстративно не дать премию мира, указав тем самым мировым лидерам: ребята, что вы делаете! Ну как Путин сказал: вы теперь понимаете, что вы натворили? И это было бы понятно. Но дать премию какому-то кружку художественной самодеятельности? Да пусть он будет хоть национальный ансамбль! Что же они такого интересного совершили?!

Поэтому мое отношение к этой премии двоякое. Есть вопрос, который всегда задают главному инженеру при приеме на работу: что общего у религии и у техники безопасности? Правильный ответ звучит так: и там и там можно верить или не верить, но обряды нужно соблюдать. Нобелевская премия мира, ее вручение — это такой обряд, такая всемирная единица заслуг. Есть эталонный метр, есть килограмм, а есть Нобелевская премия. Но сейчас она превратилась в инструмент в чужих руках. Причем абсолютно субъективный. Нобелевский комитет деградировал и сам себя опошлил. Если мне не дадут весомых доказательств, что этот квартет или ансамбль сделал что-то основополагающее, что помогло установить мир хотя бы в каком-то районе, я не понимаю, за что им давать эту премию. Сейчас я погуглю, что это за ребята такие...

Андрей Фурсов — историк и директор Института системно-стратегического анализа:

— Нобелевская премия мира присуждается не по справедливости. Например, Нобелевскую премию мира дали в свое время Обаме. Ни за что. Нобелевская премия мира — настолько политизированная вещь. Я бы вообще ее как форму поощрения кого-то отменил. Мы живем в крайне политизированном мире. Чаще всего награда Нобелевской премией мира абсолютно лицемерна. К сожалению, и Нобелевская премия по литературе — вещь скверная. Например, ее дали Светлане Алексиевич, которая как литератор абсолютное ничто, но играет на стороне Запада против России так, как она играла против Советского Союза. То же самое Нобелевская премия Солженицыну. Я бы политизированные премии просто отменил.

Вячеслав Долгополов — генеральный директор ООО «Информационные системы» («БИМ-радио»):

— Я бы не говорил о Нобелевской премии так много. У нас слишком много о ней говорят, я считаю, что это пережиток колониального сознания. Эта премия — один из инструментов влияния одной части света на другие, одного экономического кластера — на глобальный рынок. Политика есть инструмент экономики, капитал должен расти и приумножаться, для этого ему нужна понятная и простая инфраструктура. Различными инструментами эту инфраструктуру готовят, премия мира — один из них. Раньше рынки сбыта расширялись через колонии, теперь — через глобализацию. Но и тогда, и сейчас используются «пушки» и «бусы». Нобелевская премия мира — это «бусы», своеобразное похлопывание по плечу в смысле «верной дорогой идете, товарищи...»

Мы в России могли бы подумать в этом направлении и сделать что-то свое, интересное, только боже упаси нам тупо копировать эту премию, у нас из этого может получиться очередной «карго-культ». Поскольку Нобель — создатель оружия массового поражения (думаю, благодаря его изобретению погибли не менее 100 миллионов человек), альтернативой этой персоне мог бы быть Лев Николаевич Толстой — человек, который был в свое время самой популярной личностью на земле, пророком. Это человек, у которого учился Ганди. Премия Толстого должна быть глобальной, иначе нет смысла ее затевать, но ни в коем случае нельзя копировать Нобелевку. И не нужно делать из нее «Биллур калям» (это шутка), когда премию раздают своим. Нужно, наоборот, вовлекать и привлекать других людей, другие мнения.

Гейдар Джемаль — председатель исламского комитета России:

— Об этой организации из Туниса мне ничего неизвестно. Почему это заслуживает такой премии? Вероятно, потому что такой национальный диалог помог избежать гражданской войны, подобной Ливии, Сирии, что в Тунисе я считаю маловероятным, потому что в каждой стране существует своя парадигма национального характера, свой темперамент. Тунис вряд ли на это способен. Хотя, в принципе, почему нет, сирийцы тоже считались одним из самых мягких и добросердечных народов, но гражданская война не спрашивает ничего о национальном характере. Я думаю, все риски были возможны. Наверное, я думаю, квартет национального диалога предотвратил начало аналогичных сирийским событий.

Кому бы я дал Нобелевскую премию мира? Честно говоря, я не вижу таких фигур сегодня. Все политические деятели сегодня заинтересованы в войне и использовании войны в качестве решения всех своих проблем. Вообще, все упоминания о мире я привык с детства считать проявлением чистого лицемерия. Когда мне было 9 лет, впервые услышал по радио разговоры о мирном сосуществовании. Это было хрущевское время. Тогда самый модный и затмевающий все разговор был о мирном сосуществовании. Я сразу инстинктивно расценил это как чистейшее лицемерие и сотрясание воздуха. С тех пор у меня все разглагольствования о мире вызывают ассоциацию с разговорами проститутки о морали. Поэтому когда премия мира дается таким, как Обама, которые рассылают дроны для уничтожения свадеб и похорон, последнее его достижение — это разгром госпиталя в Кундузе. Он же лауреат премии мира. Я считаю, что сама идея премии мира настолько скомпрометированная. На мой взгляд, человек, который такую премию получил, должен стать нерукопожатным, потому что признаны его заслуги в лицемерии и подлости. Мне кажется так, судя по Обаме и Горбачеву.

Рафаэль Хакимов — директор Института истории им. Марджани АН РТ:

— Иногда представители нобелевского комитета попадали в точку, иногда не очень... С Обамой, например, это настолько является инструментом политики, что даже неясно, что тут комментировать. Все и так понятно. Я, честно говоря, не очень слежу за присуждением Нобелевской премии, поэтому не могу убежденно сказать: вот этот достоин, а этот — не очень. Есть некие подвижники, которые бросают все, едут в Африку спасать людей... Они рискуют жизнью, многие попадают в плен. Или девочка из Пакистана, которая решилась пойти наперекор всем этим исламистам... Я бы таким людям давал эту премию. Или тем, кто серьезно себя проявил и не столько по должности, сколько как личность. По должности он и так должен быть «за мир», так что уж тут ему присуждать? У него должность такая. А награждать нужно подвижников.

Тимур Беляков — адвокат, депутат Казгордумы:

— Чего? Квартет? Впервые слышу об этой организации. По моему мнению, Нобелевскую премию мира давно уже пора переименовать в премию войны, особенно после того, как ее получил Барак Обама. Мне кажется, что в сегодняшних современных реалиях это больше политика, чем действительно заслуги перед планетой. Я ожидал, что дадут канцлеру ФРГ Ангеле Меркель в этом году, но учредители награды больше такой ошибки, как с Обамой, не сделали. За последнее время на мой взгляд, единственная, кто был достоин премии мира, — Малале Юсафзай, правозащитница из Пакистана. На мой взгляд, сегодня, учитывая сложность и хрупкость современного мира, можно вообще на время отказаться от этой премии. Она, кстати, часто вызывает неоднозначную реакцию. К примеру, когда ее вручили Михаилу Горбачеву, он не был для меня таким уж героем в мировой политике. Сегодня мне трудно назвать политика, кто бы действительно по-настоящему был достоин Нобелевской премии мира.
Источник:
| Категория: Пресса | Просмотров: 3090 | Добавил: Admin
Всего комментариев: 0
Имя:
E-mail:
Код *:
Фурсов Андрей Ильич – русский историк, обществовед, публицист, социолог.

Автор более 200 научных работ, в том числе девяти монографий.

В 2009 году избран академиком Международной академии наук (International Academy of Science).

Научные интересы сосредоточены на методологии социально-исторических исследований, теории и истории сложных социальных систем, особенностях исторического субъекта, феномене власти (и мировой борьбы за власть, информацию, ресурсы), на русской истории, истории капиталистической системы и на сравнительно-исторических сопоставлениях Запада, России и Востока.
Комментарии
Очень знаковым является то, кто представлял Россию на похоронах Фиделя Кастро.
Нам и так достаточно заявлений противоречащих друг-другу от руководителей государства всех уровней. Сначала говорить, что мы СССР не восстанавливаем в России (и делать обратное в реальности)... но что тогда говорить про СССР на Кубе?

Хочу немножечко дёгтя подлить к этой статье или видео, не важно. Очень знаковым является то, кто представлял Россию на похоронах Фиделя Кастро. Ну а выводы, думаю, все сделают сами. Я постоянно слежу за материалами, которые помещаются на сайте, так как для меня Андрей Ильич Фурсов огромный авторитет!




Архив записей