История заговоров
01.07.2013
– Андрей Ильич, недавно вышла ваша новая книга «De Conspiratione: Капитализм как Заговор», в который вы показываете ведущую роль венецианцев в создании современной западной цивилизации. Расскажите, пожалуйста, об этом.

– Моя работа опубликована в сборнике «De Conspiratione / О Заговоре», в который вошли также монографии Сергея Горяинова, Вячеслава Карпенко, Александра Рудакова и Елены Пономаревой. Интервью с Горяиновым и Пономаревой уже публиковались в вашем журнале. Одна из главных тем моей работы – формирование хищного североатлантического субъекта, ядро которого составили англосаксы – исходно англичане, затем к ним добавились американцы. До сих пор мало кто знает, сколь значительную роль в формировании североатлантического субъекта и капитализма сыграли венецианцы.

Венеция

Венеция стартовала в VI веке как территория, подконтрольная Ромейской империи (Византии). В IX веке после похода сына Карла Великого Пипина в Северную Италию (810 год) Венеция приобрела независимость. В дальнейшем она развивалась во многом за счет ограбления бывшей метрополии. Сначала венецианцы усилили свои позиции в посреднической торговле. Затем они профинансировали Четвертый крестовый поход, целью которого было провозглашено «освобождение гроба Господня в Иерусалиме от мусульман». Однако на деле крестоносцы захватили в 1204 году не Иерусалим, а Константинополь – столицу христианской Византии. В результате венецианцы получили огромные богатства, а также три восьмых византийской территории, включая стратегические острова в Средиземном море (в частности, Крит и Кипр). В середине XIII века Венеция «запустила» золотой дукат, сохранивший хождение до 1840-х годов. Контролируя богатейшие серебряные шахты в Европе (германские земли, Балканы, Венгрия), венецианцы наладили обмен серебра на золото с Китаем. За счет этого они получили возможность «доить» реальную экономику Европы, периодически устраивая «серебряный голод».

Однако в 1453 году Константинополь захватили турки, и Византийская империя перестала существовать. У Османской империи были свои торговые интересы, что затрудняло венецианцам торговлю с Востоком. Кроме того, португальцы (Вашку да Гама) проложили новый путь в Азию – вокруг Африки, что нанесло серьезный урон средиземноморской торговле венецианцев.

В XVI веке произошел сдвиг ключевых торговых путей в направлении Америки и Атлантического океана – они сместились на крайний запад Европы, далеко от традиционной венецианской зоны влияния. Сначала, чтобы сохранить свои позиции, богатейшие венецианские семьи попытались перебазироваться в Голландию и поставить ее под свой контроль. Венецианцы первыми признали Голландию в 1619 году, но годом раньше в Европе началась Тридцатилетняя война (1618–1648 гг.), и венецианцы поняли, что эта страна – небезопасное и уязвимое место, так как ее может захватить внешний враг. Единственной альтернативой Голландии была Англия – остров, отделенный от континента проливом.

– Очевидно, что здесь сыграла свою роль не только защищенность острова от нападения сухопутных войск, но и географическое положение Англии, столь выгодное для организации международной торговли.

– Естественно. Венецианцы изначально рассматривали Англию в качестве «запасного аэродрома», если не удастся реализовать «голландский проект». Их проникновение в Англию началось в 1530-е годы. Уже в 1546 году под руководством венецианцев в Кембриджском университете был создан Тринити-колледж. Сегодня этот колледж занимает четвертое место в Великобритании по земельным богатствам после королевской семьи, National Trust и англиканской церкви; его декана назначает король. В этом колледже впоследствии училась практически вся британская элита.

Одновременно венецианцы сыграли огромную роль в создании английской разведки и ее агентурной сети в Европе. Венеция благодаря своим широким торговым интересам и практически неограниченным финансовым возможностям имела многочисленную сеть осведомителей в разных странах. Вся информация стекалась в Совет десяти, который мог тайно приговорить к смерти любого жителя Венеции (или другой страны). Приговор исполнялся тайным наемным убийцей – «браво». Кстати, учеником венецианцев был знаменитый английский астролог и разведчик Джон Ди, который подписывал свои донесения Елизавете I псевдонимом 007. Он еще в XVI веке выдвинул доктрину «Зеленой империи», в состав которой под руководством Англии должны были войти Северная Америка и Северная Евразия (Россия).

Как я уже говорил, венецианцы усилились благодаря ограблению Константинополя. Англосаксы также, мягко говоря, не брезговали грабежом, причем государственно поддержанным, а то и организованным. Многие знаменитые пираты становились офицерами английского флота и продолжали свой криминальный «бизнес». И если раньше их мог «вздернуть на рее» капитан любого военного корабля, то теперь это грозило войной с Англией. Наиболее известным пиратом, служившим в английском флоте, был Фрэнсис Дрейк. Экономист Дж.М. Кейнс посчитал, что награбленные Дрэйком 600 тыс. фунтов позволили Елизавете I не только погасить все внешние долги, но и вложить 42 тыс. фунтов в Левантскую Компанию (венецианцы), а из её доходов был составлен первоначальный капитал Ост-Индской Компании. В XVII веке на службе британской короне прославился пират Генри Морган, который за свои «заслуги» был назначен вице-губернатором Ямайки. Кстати, именно от этого пирата ведет свою историю богатейшая династия американских банкиров – Морганов.

– А можете назвать венецианские семьи, которые занимались покорением Европы?

– Венеция в XVI веке насчитывала 200 тыс. населения и управлялась 40 богатейшими семьями. Венецианская аристократия дала 17 папских семей, включая Борджа и Орсини; в родстве с ней находились и находятся Медичи, Сфорца, Бурбоны, Савойский дом, баварские Виттельсбахи и еще шесть-семь герцогских и маркграфских домов. Выходцами из Венеции были еврейские семьи Морпурго (финансировали Наполеона), Варбургов (финансировали Наполеона и Гитлера), американских Кэботов и многие другие.

В 1600 году по инициативе венецианцев в Англии была создана частная Ост-Индская Компания. Венецианский след в ее истории был настолько силен, что когда в 1780-е годы в британском парламенте будет происходить борьба между сторонниками и противниками Ост-Индской Компании, сторонники будут называть себя «венецианской партией». А британский банк Ост-Индской Компании – банк Бэрингов – был известен как «венецианский банк». Постепенно венецианцы стали уделять всё больше внимания не торговле, а финансовым спекуляциям, что напоминает современные хедж-фонды.

Индия

– Кирилл Андреевич, Вы защитили диссертацию по английской Ост-Индской Компании и написали о ней книгу «Держава-купец». Расскажите об эволюции этой структуры.

– Английская Ост-Индская Компания (ОИК) была основана в 1600 году и получила от короны монополию на торговлю с Востоком. В первой половине XVII века основной статьей ее экспорта из Азии в Европу был перец. Это был очень прибыльный бизнес; так, в Европе продажная цена перца превышала покупную цену на Суматре в 33 раза. Однако из-за роста предложения разница в цене постепенно сократилась, и с середины XVII века Компания переориентировалась на импорт индийских тканей, которые были в 3–6 раз дешевле продукции английской мануфактуры. В 1670 году доля текстиля в импорте компании составила 57%, а к концу века этот показатель достиг 74%. Конечно, владельцы мануфактур жаловались в парламент, и тот в 1700 году запретил ношение в Англии индийского коленкора. Правда, бизнес ОИК от этого пострадал мало, так как бóльшую часть импорта она реэкспортировала в континентальную Европу, рынок которой был обширнее. Конечно, высокие доходы Компании вызывали недовольство со стороны конкурентов как в Англии, так и в других странах. В XVIII веке ОИК сохраняла свою торговую монополию в Англии (с 1707 года Великобритании), превратившись в крупного кредитора правительства. В Индии она постепенно обзавелась торговыми льготами со стороны местных политий и факториями-складами, некоторые из них она со временем сделала укрепленными поселениями (Мадрас, Бомбей, Калькутта).

Последнее связано с тем, что с самого начала природа ОИК была двойственной – политико-экономической. Сам характер ее деятельности на Востоке требовал от компании набора квазигосударственных функций – полноты власти над собственными служащими, права набирать военные отряды и заниматься дипломатией. Однако в первые полтора столетия существования Компания всё же была по преимуществу торговой организацией. В середине XVIII века произошел перелом: распался Могольский султанат и обострилась борьба Великобритании и Франции за гегемонию в капиталистической системе.

Появление у Компании крупной сухопутной армии (состоящей из солдат-индийцев – сипаев) позволило ей не только победить французских конкурентов, но и приступить с 1757 года к покорению индийских княжеств, то есть к постепенному захвату в Индии политической власти, открывавшей доступ к значительному некоммерческому источнику доходов – сбору налогов. Начался процесс превращения ОИК в то, что я называю державой-купцом. Не теряя черт торговой корпорации, Компания превращалась в Южной Азии в территориальную империю со всеми ее атрибутами – сбором налогов, содержанием армии, отправлением правосудия. Если раньше Компании приходилось финансировать свои торговые операции и оплачивать военные расходы из прибылей, то теперь это частично делали индийские налогоплательщики. Обретение нового источника доходов позволило ОИК резко сократить ввоз в Индию драгоценных металлов; в 1729–1760 годах он снизился с 611 тыс. фунтов стерлингов до 143 тыс. Правда, вскоре расходы на управление и армию уменьшили возможности британцев переливать средства из налоговой сферы в торговую.

Служащие ОИК стремительно обогащались, и, переводя средства на родину, многие из них стали вкладывать деньги в политику, покупая места в британском парламенте. В 1784 году в палате общин заседало 45 выходцев из ОИК, так называемых «набобов» (при общей численности палаты в 558 человек). Средний годовой доход британского лорда составлял тогда около 8 тыс. фунтов, а, например, член калькуттского совета Р. Баруэлл в 1775 году перечислил в Лондон 40 тыс. фунтов. Посягательство «набобов» на политические позиции земельной аристократии и факт превращения ОИК в «империю в империи» привели к тому, что в парламенте началась борьба за установление надзора государства над некоммерческой деятельностью ОИК в Азии. Эта борьба завершилась в 1784 году созданием государственного ведомства по делам Индии – Контрольного совета. Однако в качестве компенсации за потерю политической самостоятельности Компания получила налоговые льготы: парламент резко снизил пошлину на импорт китайского чая со 119% до 12,5%.

Вторая половина XVIII века была временем очередного коренного изменения в структуре импорта ОИК в Европу: она переориентировалась с индийских тканей на китайский чай. Отчасти это связано с британской промышленной революцией, которая делала индийский текстиль всё менее конкурентоспособным в Европе. К концу XVIII века соотношение производительности труда британских хлопчатобумажных фабрик и индийских ткачей уже составляло 400:1.

Если говорить о военно-политической составляющей деятельности ОИК, то покорение ею Индии произошло в период второй половины XVIII – первой половины XIX века. Слабые княжества предпочитали заключить с Компанией субсидиарный союз: арендовать ее войска за определенную сумму. Правда, на практике это приводило к подчинению княжеств британцам. Сильные княжества сами были крупными хищниками, поэтому активно сопротивлялись экспансии Компании.

– Почему же британцам удалось покорить Индию, численность населения которой была на порядки больше?

– Я выделяю пять факторов триумфального шествия ОИК по Индии. Во-первых, тесные торговые связи британцев с могущественными торгово-ростовщическими группами Индии, для которых политическая экспансия Компании означала расширение их собственного бизнеса. Во-вторых, финансовое превосходство ОИК над местными княжествами за счет весьма эффективной налоговой системы и возможности, когда необходимо, черпать средства из коммерческой ветви своей деятельности. В-третьих, обладание самой мощной в Южной Азии военной машиной. В-четвертых, победа над индийскими правителями в конкуренции за лояльность ключевых социальных групп – крупных землевладельцев, части купечества и чиновничества. Дело в том, что британцы как представители капиталистической нации-государства могли предоставить этим группам более прочные права собственности и экономические привилегии, чем их собственные правители. Поэтому во многих княжествах рано или поздно эти группы постепенно становились «пятой колонной» Компании и лоббировали ее интересы. Наконец, в-пятых, ОИК, будучи бюрократической организацией и представляя чуждую для Индии того времени общность – нацию, выступала как единая сила, пытаться расколоть которую индийцам было бессмысленно. В истории покорения британцами Индии выделяются четыре англо-майсурские, три англо-маратхские и две англо-сикхские войны. Аннексия территории сикхского Панджаба в 1849 году ознаменовала завершение покорения британцами Индии.

Однако одновременно с наступлением ОИК в Индии шло ее отступление в Британии. Государство сокращало жизненное пространство Компании – как экономическое, так и политическое. В 1813 году парламент под давлением промышленников отменил монополию Компании на торговлю с Индией. Правда, к тому времени доля китайской торговли в обороте ОИК была уже в восемь раз выше стоимости индийской. В Китае британцев интересовал прежде всего чай, средства на закупки которого они получали от сбыта в Китае же опиума и хлопка. В 1833 году парламент отменил также монополию на торговлю с Китаем, открыв доступ к ней широким кругам буржуазии.

Параллельно парламент отнимал у ОИК ее функции администратора Индии, постепенно переключая их на правительство. К середине XIX века Компания превратилась в машину по управлению Британской Индией, а в ходе сипайского восстания 1857–1859 годов парламент покончил с аномалией фактического двоевластия, создав вместо ОИК министерство по делам Индии.

– Вы упомянули, что чай в Китае британцы закупали в обмен на индийский опиум. Были ли китайцы довольны таким обменом?

– Хотя в правящей элите Цинской империи многие смотрели на формально запрещенный ввоз опиума сквозь пальцы (были материально заинтересованы попустительствовать контрабанде), часть элиты понимала пагубные последствия массовой наркотизации населения. Попытки бороться с таким «бизнесом» британцев привели к военному конфликту. По итогам знаменитых «опиумных» войн 1840–1842 и 1856–1860 годов Китай был вынужден открыть свой рынок для западной промышленной продукции и утратил таможенную самостоятельность.

Разделяй и властвуй

– Андрей Ильич, для того чтобы господствовать в мире, англосаксам нужно было уделять пристальное внимание не только экономике, но и политике.

– Так оно и было. Их схема господства держалась на «двух китах»: ограблении колоний и недопущении появления конкурентов в Европе. Для реализации второй задачи они постоянно стравливали между собой континентальные государства, а когда те начинали воевать, наживались на поставках, а также на кредитовании враждующих государств. Как уже сказал Кирилл, в XVIII веке англичанам нужно было ослабить своего главного конкурента – Францию, которая тоже создала Ост-Индскую Компанию и развивала торговлю с Индией. В 1789 году англичанам при помощи масонских лож и финансистов удалось спровоцировать начало революции во Франции. Разумеется, во Франции сложилась подходящая ситуация, но нужно было, чтобы ею кто-нибудь воспользовался. Это и сделали британцы в союзе со швейцарскими банкирами и масонскими ложами.

На саму организацию «народного восстания» во Франции британцы выделили 24 млн фунтов стерлингов – эту цифру озвучил премьер-министр Великобритании Уильям Питт. Удары, которые должны были обострить ситуацию и подтолкнуть революцию, наносили по двум направлениям: 1) была искусственно создана инфляция – напечатано 35 млн ничем не обеспеченных ассигнаций; 2) спровоцирована нехватка хлеба – зерно было скуплено и вывезено из страны. Всё это порождало недовольство. Одновременно велась информационно-психологическая война. Мягкое правление Людовика XVI британско-масонская пропаганда представляла как жестокое, короля, королеву и придворных постоянно дискредитировали обвинениями в коррупции.

Однако после революции к власти во Франции пришел Наполеон и бросил вызов Великобритании. Более того, он заключил союз с российским императором Павлом. Стороны договорились о совместных действиях против Англии. Павел послал большой отряд казаков для разведывания пути в Индию (которую называли «жемчужиной британской короны») через Среднюю Азию и Афганистан. Союз этих двух государств был кошмаром для Великобритании. 24 декабря 1800 года произошло покушение на Наполеона, когда он ехал по улице Сен-Никез, взорвалась мощная бомба. В результате погибли 12 человек, а 28 получили ранения, но Наполеон не пострадал. Начальник полиции Фуше намекнул, что заказчики покушения находятся по другую сторону Ла-Манша. Вскоре в ночь с 11 на 12 марта 1801 года группа заговорщиков убила русского царя Павла I. Английский посол в России практически не скрывал своего участия в заговоре. Взошедший на престол Александр I первым делом возобновил торговлю с Великобританией и отказался от индийского похода. По поводу этих событий Наполеон сказал: «Они не попали в меня в Париже, зато убили меня в Петербурге».

Наполеон объявил блокаду Англии и собирался захватить эту страну, переправив войска через Ла-Манш. Но ближайшие сподвижники убедили его сначала напасть на Россию, чтобы обезопасить себя от удара в спину. В 1812 году Наполеон вторгся в нашу страну, и этот поход закончился для него катастрофой. В 1814 году союзники взяли Париж и вернули к власти династию Бурбонов. Остается только догадываться, во сколько обошлось англичанам лоббирование столь пагубного решения Наполеона.

Кстати, в XX веке история повторилась. В 1940 году Гитлер готовил вторжение в Великобританию. Немецкие самолеты начали масштабные бомбежки этой страны. Однако почему-то Гитлер отказался от своего плана и в 1941 году напал на СССР, что и привело его к катастрофе. Почему он так поступил? Здесь мы вступаем в зону догадок, впрочем, хорошо обоснованных. Это, возможно, и коварное обещание британцев Гессу (май – начало июня 1941 г.) присоединиться к Гитлеру, если он нападет на СССР, недаром британцы так и не рассекретили документы, связанные с перелетом Гесса, продлив запрет на их рассекречивание на несколько десятилетий (показательно: узнав, что СССР больше не настаивает на его содержании в тюрьме, Гесс по телефону сказал сыну, что теперь англичане убьют его; вскоре Гесса, который не мог даже самостоятельно побриться, нашли повешенным). Это и деятельность шефа Абвера Канариса, который убедил Гитлера в том, что у Красной армии – один (а не три) эшелона обороны и что вся она сконцентрирована на границе, т.е. дело можно решить одним ударом.

В 1916 году, во время Первой мировой войны, англичане сыграли решающую роль в убийстве Григория Распутина, прислав киллера. Распутин пытался убедить Николая II заключить мир с Германией. Именно тогда появилась поговорка: «Великобритания будет воевать с Германией до последнего… русского солдата». В 1918 году, когда большевики подписали с Германией Брестский мир, англичане сыграли свою роль в организации мятежа левых эсеров: тогда сотрудник ВЧК Яков Блюмкин убил германского посла в Москве графа Мирбаха, чтобы спровоцировать возобновление военных действий. Координировал этот мятеж офицер британской разведки Сидней Рейли, который стал прототипом знаменитого Джеймса Бонда. Не секрет, что придумал этого персонажа Ян Флеминг, который также служил в британской разведке (имя «Джеймс Бонд» взято им из кодового названия операции по поиску технических секретов Третьего рейха, которой руководил Флеминг).

США И КИТАЙ

– В своей новой книге «Стратегический взгляд: Америка и глобальный кризис» известный американский геополитик, один из идеологов демократической партии Збигнев Бжезинский призвал к усилению сотрудничества стран Запада с Россией. Этому есть простое объяснение: США испугались стремительного развития Китая. Теперь им нужна Россия для противостояния с КНР. Получается, что они снова хотят стравить две соседние страны и за счет этого рассчитывают сохранить свое лидирующее положение в мире?

– А что в этом удивительного? Ранее американцы использовали КНР в противостоянии с СССР. Теперь они пытаются использовать Россию против усилившегося Китая. Однако Бжезинский не хочет, чтобы Запад брал на себя какие-то обязательства перед Россией. Он прямо говорит о том, что НАТО и США должны защищать от агрессии Китая только Японию и Южную Корею, где у них еще со времен Второй мировой войны находятся крупные военные базы. По его мнению, России нужно обещать прием в ЕС и НАТО, если «она будет соответствовать идеалам демократии», но не торопиться с реальными шагами. Кроме того, американский стратег, чьи дедушка и бабушка похоронены в местечке Раков (в 30 км от Минска) и чье родовое владение Бжезинска – рядом с Аушвицем (20 км), опасается сближения России с Белоруссией и Украиной и призывает втягивать эти страны в зону влияния Запада по отдельности. Больше всего Збигнева Бжезинского пугает возможный союз России с Китаем. Он прекрасно понимает, что наша страна может предложить своим партнерам надежный доступ к энергоносителям, что положительно скажется на развитии их экономики.

Господство США базируется на доминировании их военно-морского флота, который контролирует все ключевые водные маршруты. Конфликт с США может привести к тому, что энергоресурсы из стран Ближнего Востока и Африки могут и не дойти до Китая. Однако если сделать ставку на сухопутную торговлю внутри евразийского континента, то это преимущество англосаксов резко уменьшится. Недаром в начале ХХ века британцы всполошились, когда немцы начали строить железную дорогу БББ (Берлин – Бизантиум/Константинополь – Багдад), которая в случае соединения с Транссибом обнуляла морское могущество Альбиона. Разумеется, сегодня начало не ХХ-го, а XXI века, и могущество США опирается не только на военно-морской флот, но и на финансовое (доллар) и организационное (социально-политические технологии) оружие, а также на новейшие системы кибер- и информационного управления. Однако в условиях кризиса, особенно если он совпадет с геоклиматической катастрофой, эти преимущества могут и не сработать.

– Возможен ли полноценный союз России и Германии, ведь на территории этой страны со времен Второй мировой войны находится мощный военный контингент США?

– На данный момент я сомневаюсь в возможности такого союза. Германия, действительно, экономический лидер Европы; на сегодняшний день экономически немцы добились того, чего Гитлер не смог добиться военно-политическими средствами. И тем не менее нынешняя ФРГ – это не Пятый рейх. Политически и информационно она находится под контролем США, некоторые аналитики, в том числе американские, называют ФРГ, как и Японию, протекторатом США. Немецкие политические и экономические элиты плотно вписаны в североатлантический проект, и хотя немцам, особенно после того как они выплатили репарации по Версалю, позволено больше, чем раньше (чего стоит антиизраильское стихотворение служившего в СС нобелевского лауреата по литературе Гюнтера Грасса), в целом ситуация несильно изменилась. Думаю, продолжает действовать «канцлер-акт», который был заключен в мае 1949 года между немцами и американцами и о котором в начале XXI века поведал генерал немецких спецслужб Комосса. Поэтому никаких иллюзий по поводу немцев и вообще западноевропейцев у нас не должно быть – только прагматичный расчет.

В то же время Германии, как и сто лет назад, нужны русские ресурсы, сырье. Не случайно Германия – главный экономический партнер РФ, а ключевой партнер «Газпрома» в Европе – германская корпорация BASF. Кстати, BASF – наследник знаменитой немецкой компании IG Farben. Она была одним из столпов, на которых держалась власть Адольфа Гитлера. Именно через IG Farben американцы закачивали в нацистскую Германию деньги и передовые технологии, необходимые для создания мощной армии. Одним из тех, кто в США занимался финансовой и технологической поддержкой нацистской Германии, был человек Рокфеллеров Прескотт Буш, отец и дед двух американских президентов. Он, так же как и они, был членом закрытого общества «Череп и кости». В 1942 году он попал под суд в США за свои контакты с врагом. В суде его защищал другой человек Рокфеллеров – будущий шеф ЦРУ Аллен Даллес. И защитил. Кстати, бумаги по суду над Бушем-дедом погибли 11 сентября 2001 года – они хранились в одной из «башен-близнецов». Но это к слову. Если углубиться в прошлое, то необходимо отметить, что IG Farben «выросла» из Тевтонского ордена, с войсками которого в 1242 году Александр Невский сражался на льду Чудского озера.

В мире будет усиливаться борьба за ресурсы. Ясно, что Россия с ее территорией и запасами сырья у многих вызывает желание воспользоваться этими ресурсами. В американском спецназе есть поговорка: если ты выглядишь как еда, то тебя рано или поздно съедят. Нам нужно быть очень сильными, чтобы сохраниться в истории. Кто будет нашим союзником с точки зрения достижения этой стратегической цели – не очень важно. Сегодня нашим тактическим (и, будем надеяться, не только тактическим) союзником является Китай и (с учетом экономических связей) Германия. Но завтра всё может измениться. Самое главное – быть всегда готовыми к поворотам.

Беседу вел Сергей Правосудов
Категория: Пресса | Просмотров: 12561 | Добавил: Admin
Всего комментариев: 6
валерий   #1 - 05.07.2013 - 22:02
а видео есть?

Admin   #2 - 05.07.2013 - 22:10
это логично спросить у интервьюера пройдя по ссылке на его ЖЖ.

Валентин Назаров   #3 - 05.08.2013 - 17:56
Стартовал проект партии легального национализма "Родина" - Вы бы не хотели наполнять эту, пустую еще пока форму, реальным содержанием?

Михаил Виз   #4 - 06.08.2013 - 14:29
Действительно, давно заметил, что многие вещи берут начало глубоко в истории, но нам, народу, преподносится все под вкусными соусами либерализма и свободного рынка с синтетическим запахом свободы, маскирующими истинные ароматы этого блюда.
Не нашел контактов на сайте, поэтому по случаю спрошу тут:
Контролируется ли сайт самим Фурсовым?
И почему нет инструментов обратной связи на сайте?
Спасибо, было интересно прочесть статью.

Admin   #5 - 06.08.2013 - 16:57
Цитата
Контролируется ли сайт самим Фурсовым?

http://andreyfursov.ru/forum/2-2-1

Цитата
И почему нет инструментов обратной связи на сайте?

внизу сайта ссылка "Написать нам"

Андрей Петрович   #6 - 12.08.2014 - 14:07
Великолепная книга. Недавно получил. Читаю.

Имя:
E-mail:
Код *:
Фурсов Андрей Ильич – русский историк, обществовед, публицист, социолог.

Автор более 200 научных работ, в том числе девяти монографий.

В 2009 году избран академиком Международной академии наук (International Academy of Science).

Научные интересы сосредоточены на методологии социально-исторических исследований, теории и истории сложных социальных систем, особенностях исторического субъекта, феномене власти (и мировой борьбы за власть, информацию, ресурсы), на русской истории, истории капиталистической системы и на сравнительно-исторических сопоставлениях Запада, России и Востока.
Комментарии
Очень знаковым является то, кто представлял Россию на похоронах Фиделя Кастро.
Нам и так достаточно заявлений противоречащих друг-другу от руководителей государства всех уровней. Сначала говорить, что мы СССР не восстанавливаем в России (и делать обратное в реальности)... но что тогда говорить про СССР на Кубе?

Хочу немножечко дёгтя подлить к этой статье или видео, не важно. Очень знаковым является то, кто представлял Россию на похоронах Фиделя Кастро. Ну а выводы, думаю, все сделают сами. Я постоянно слежу за материалами, которые помещаются на сайте, так как для меня Андрей Ильич Фурсов огромный авторитет!




пластиковые окна сетка
Архив записей