Победа
08.05.2015
ПОБЕДА – побеждать, победить кого, осиливать,
одолевать, превозмогать, поборать,
смирять, покорять, подчинять себе, одержать верх, совладать
Толковый словарь живаго великорускаго языка В.И.Даля


9 мая Россия отмечает День Победы - праздник победы Советской армии и советского народа над нацистской Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов. Установлен в ознаменование победы указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1945 года.

Экспертные оценки:

Александр Проханов

В волшебных русских сказках присутствует один сюжет. Страшный змей, дракон, нападает на землю, похищает восхитительную царевну, подчиняет своей власти всё сущее, но встречает сопротивление в лице витязя, в лице Ивана Царевича, иногда в лице Ивана-дурака. И витязь сражается со змеем и побивает его. И освобождает из плена царевну. Всё это вполне может быть трактовано как предчувствие нашим древним народом появления вождя, освободителя, богатыря, который вступил в сражение с самыми чёрными, страшными, космогоническими силами на земле. Предчувствие Сталина.

Ибо Сталин, такова уж его миссия, был выстрадан русской историей к моменту, когда ад вышел из Преисподней, когда страшный вар этого ада готов был затопить всю землю. Он затопил Германию, он затопил Европу. Он двигался по миру. Он сжирал народы и царства. И казалось этой лаве нет сопротивления. Но на её пути возник советский народ. На её пути возник красный встречный огонь. На её пути возник Сталин. И схватка светоносных сил с силами тьмы и являет собой смысл всей человеческой истории. Рай, куда вторгаются чёрные силы тьмы, рай, с затоптанными садами, рай, который пополняется всё новыми и новыми мучениками, одолевает тьму. И смысл «мистического сталинизма» в том, что русскому (тогда советскому) народу была вменена грозная миссия одоления адской тьмы. Быть может, смысл красного периода русской истории, надрывный, трагический, связанный с колоссальной организацией и жертвами, был в том, чтобы случилась Победа. Великий, могучий и прекрасный народ был организован в воинство, чтобы остановить ад и одержать Победу.

Война 1941-1945 гг. с первых же её дней была наречена священной войной. Художник, поэт, композитор, своим сотрясённым богооткровенным чувством понял эту войну как священную и создал грандиозную песню «Вставай, страна огромная», этот псалом грядущей победы. Образ святости витал над всей войной. хотя она была наполнена изуверствами, муками, смертями, кровавыми бинтами лазаретов, пламенем, в котором гибли дивизии и фронты. Эта война была кромешная, но всё равно святая. И святость витала над пехотинцами и моряками, над командирами взводов и фронтов, над штрафником и генералиссимусом.

Как иначе рассматривать героев и мучеников из красного синодника? Зою Космодемьянскую, которая с петлёй на шее, на эшафоте, истерзанная продолжала петь победу и проклинать недругов? Талалихина, направлявшего свой истребитель навстречу «Юнкерсу», и винтами перерубавший крылья с крестами? Гастелло, штурмовик которого был подбит и он летел, погибая, к земле, но в последние мгновения направил самолёт на колонны немецких танков и цистерн с горючим? Молодогвардейцев, этих юношей и девушек, которым в гестапо ломали кости, жгли огнём, а потом сбрасывали их тела в шахты Краснодона? Карбышева, который стоял обнажённый под страшной ледяной водой, и эта чёрная вода смерти, ополаскивая его, превращалась в живую воду жизни? Это святые, которых, я не сомневаюсь, рано или поздно напишет иконописец. И среди этого сонмища, среди огромного пантеона героев и мучеников, будет стоять сам генералиссимус в белом парадном кителе с алмазной звездой на груди, и над его головой будет пламенеть золотой нимб.

Победу топтали в годы перестройки, оскверняли в девяностые. Сталина пытались оторвать от Победы. Но все эти порчи, лукавая казуистика не достигли своей цели. Победа невозможна без Сталина. И эта Победа не только военная, не только идеологическая, это религиозная победа. Поэтому мы в России и по сей день и завтра, и через 100 лет будем поклоняться религии Победы. Ибо религия победы – есть та сила, которая питает государство Российское. И герои войны с небес хранят наше государство, делают наш народ угодным божественным промыслам и божественной воле. Потому что доля русского народа – превращать тьму в свет, превращать поражение в победу.

Андрей Фурсов

Сегодня можно сказать, что Великая Отечественная война и наша Победа в ней — центральное событие не только советской, но и русской истории: в 1941–1945 гг. русский народ, используя в качестве щита и меча советский строй, сталинскую систему, отстоял своё право не просто на бытие в истории, а на величие. Победа зафиксировала несколько моментов.

Во-первых, жизнеспособность и победительность социализма (системного антикапитализма) как новой, адекватной ХХ веку, в отличие от самодержавия, формы организации исторической России.

Во-вторых, итогом войны стала окончательная победа славян над германцами, а точнее — русских над немцами. Таким образом, май 1945 г. — это победа не только в четырехлетней войне Союза против рейха, но и победа в многовековой борьбе русских и немцев.

В-третьих, советская победа привела к резкой и мощной демократизации Европы — причём не только той, которая стала социалистическим лагерем, зоной влияния СССР, но и капиталистической. И дело не ограничивается подъёмом левых сил вообще и коммунистических в частности (Франция, Италия). Дело в поражении на Западе, в том числе — и в тех странах, которые формально, скрипя зубами и скрепя сердце, вынуждены были стать нашими союзниками по антигитлеровской коалиции (Великобритания, США) сил, которые поддерживали нацизм, с конца 1920-х годов вели его к власти, чтобы решить свои внутренние проблемы и попутно натравить Германию на Россию для окончательного решения «русского вопроса». Всем этим силам пришлось уйти в тень. Правда, и в тени они продолжали действовать, причём весьма активно. Достаточно вспомнить, как американцы с помощью Ватикана спасали нацистских преступников (операция «Скрепка» и другие акции), вывозя их в США и Латинскую Америку и готовясь использовать в борьбе против СССР. И всё же в течение длительного времени тени было указано её место, а на поверхности речь шла о «правах человека» и «мире во всём мире».

В 1950—1970-е годы, вплоть до самого начала неолиберальной контрреволюции на Западе, означавшей наступление верхов на средний слой и рабочий класс, капитализм под воздействием прежде всего СССР был вынужден отклониться от своей имманентной, «буржуинской» логики развития и существенным образом социализироваться. Именно существование и успехи государства социализма, победившего, а не рухнувшего в войне, как это планировала организованная в клубы и ложи верхушка мирового капиталистического класса, заставили буржуазию идти на уступки среднему слою и части рабочего класса, делиться с ними частью своих сверхприбылей. А потому и задействовать для получения этих сверхприбылей инструменты научно-технического прогресса. Механизмом перераспределения доходов стало «welfare state» — государство всеобщего социального обеспечения. Этот вектор развития послевоенного капитализма был вынужденным, его обусловило исключительно наличие альтернативной капитализму мировой системы — социалистической. И чтобы свои «мидлы» и «пролы», имея перед глазами успешный опыт построенной на принципах социальной справедливости системы, не дай бог, не бросились в объятия левых или тем более коммунистических партий, не вступили бы на тропу активной социальной войны, — капиталистический класс предпочёл в течение трёх десятилетий уступать. По сути же, он уступал нашей Победе во Второй мировой войне. В этом плане разрушение СССР было для верхушки мирового капиталистического класса задачей не только внешнего, но и внутреннего порядка — всерьёз демонтировать квазисоциалистические формы послевоенного тридцатилетия можно было только после разрушения системного антикапитализма.

В-четвёртых, Третий рейх — это проект не только германской финансово-промышленной верхушки при активном содействии англоамериканских банкиров и промышленников. Это ещё и общезападный эксперимент (на немецкой почве) создания брутального постмодернистского политико-экономического порядка, в котором в интересах капиталистической верхушки ликвидировались все демократические достижения Запада, добытые средними и нижними слоями со времён Французской революции 1789–1799 гг. Речь шла о создании режима «Железной Пяты» в досовременной (орденские структуры, неоязычество и т.п.) обёртке, о ликвидации демократических институтов, многопартийности, в перспективе — гражданского общества и христианской церкви, но при сохранении капитализма. Речь также шла о создании механизма управления большими массами населения на основе контроля над их психосферой (посредством идеологической пропаганды, индустрии развлечений) и манипуляции поведением. Показательно, что американцы после 1945 г. вывезли из Германии не только физиков, но и несколько сотен психологов и психиатров, которые в 1950—1960-е гг. «под зонтиком» спецслужб трудились над разработкой субкультуры «рок, секс, наркотики» как средства контроля над американской, а позже — мировой молодёжью, её психосферой. Иными словами, Третий рейх был ещё и экспериментом создания «контрмодерного» капитализма, очищенного от любых демократических форм, а также от мешающего ему христианства. Советский Союз этот эксперимент в духе мрачного фэнтези прервал. Мир 1950—1970-х годов — мир Света и Добра, который стал таким благодаря нашей Победе. Только в СССР мог появиться роман типа «Туманности Андромеды» И.А. Ефремова. Но и опыт Третьего рейха не пропал даром для мировой капиталистической верхушки, которая — особенно в последние два десятилетия — конструирует «бархатную» версию «контрмодерного» капитализма, а возможно — и посткапитализма, но вовсе не коммунистического, а совершенно противоположного типа. Победа СССР отодвинула строительство такого капитализма почти на пять десятилетий, и именно этой задержки до сих пор не может простить Сталину и Советскому Союзу значительная часть мировой капиталистической верхушки.

Наконец, в-пятых, победа СССР оказала мощное воздействие на периферию и полупериферию капиталистической системы, особенно на афроазиатский мир. Его деколонизация была резко ускорена победой над Германией. Справедливости ради надо сказать, что США уже в 1930-е годы вполне чётко ставили задачу разрушения британской колониальной империи (это была одна из их целей в войне, и здесь интересы США совпали с интересами СССР); что с возникновением на рубеже 1950—1960-х гг. первых офшоров колонизаторы сами были рады избавиться от колоний — появились более совершенные и менее обременительные формы эксплуатации «слабых мира сего». Однако благодаря победе СССР сама деколонизация нередко развивалась не по планам буржуинов. К тому же у «слабых мира сего» был могучий защитник: Суэцкий кризис, война во Вьетнаме, Куба, Никарагуа, судьба некоторых африканских государств продемонстрировали это со стеклянной ясностью.

Юрий Мамлеев

Помню осень сорок третьего года. Я ещё мальчик. Город Пенза. На главной площади висит огромная карта России, рассечённая красной чертой, обозначающей линию фронта. Каждый день у карты собирается люд. Я тоже прихожу и смотрю, куда движется красная линия. В сорок третьем году наши войска перешли в наступление, и фронт перемещался на запад. Но всем хотелось, чтобы красная черта двигалась быстрее.

Победа в войне имела исключительное историческое значение. Германия, подмявшая под себя всю континентальную Европу, в сорок первом году представляла собой фантастическую силу, остановить которую, поначалу, казалось, невозможно. Но ещё Пётр Великий говорил, что Россия – та страна, где невозможное становится возможным. Ослабленное государство, не до конца залечившее раны Гражданской войны, недовольное коллективизацией крестьянство, неразвитая военная промышленность - всё предвещало нам скорый крах. Но эти препоны были быстро преодолены. С конвейеров стали сходить танки, самолёты и корабли. Свершилось русское чудо.

Победа определила судьбу человечества. Если бы Гитлер одержал верх и получил в своё распоряжение ресурсы России, то нацистская Германия стала бы фактически неодолимой. Победа свидетельствует о великом будущем, предназначенном для нашего государства. Россия как страна необходима миру.

Но одно дело - воля Божья, другое дело – воля людская. Если воля людей противоречит воле Господа, то небесное предначертание может не осуществиться, потому что Бог дал людям полную свободу, в том числе свободу богоборчества. Победа в сорок пятом была одержана именно потому, что воля нашего народа совпала с волей Господа и люди защищали свою страну с невероятной страстью и мужеством.

Какие уроки современная Россия может вынести из Победы? Решаясь напасть на СССР, Гитлер ошибся, недооценив наши силы. Он совершенно не понимал русский характер и не осознавал возможность к мобилизации наших духовных и материальных сил в критический момент. Гитлеру казалось, что русский народ устал от большевистского режима и ему будет легко отделить его от власти. В таком случае победа неизбежно досталась бы Германии. Но народ, наоборот, соединился с властью именно потому, что решалась судьба всей России, а не отдельно взятого политического режима. К середине Второй мировой Гитлер признался, что если бы ему было заранее известно, что у СССР есть танк Т-34, то он никогда не начинал бы эту войну.

Схожая история произошла и перед Первой мировой. В 1917 году Российская Империя должна была завершить перевооружение собственных войск. И тогда нападение Германии обернулось бы для агрессора катастрофой. Немецкое командование решило, что если и начинать войну, то нужно сделать это до 1917 года.

Так история учит нас, как важно, чтобы потенциальный противник знал, что мы можем дать решающий, фундаментальный отпор. И тогда в будущем нападений не произойдёт.

Сегодняшний день полнится геополитическими и военными противоречиями. Одновременно идёт процесс невероятной духовной деградации, охвативший весь мир. Сочетание, с одной стороны земного прогресса в виде оружия и развития фундаментальных наук, с другой, духовно-нравственной деградации, создаёт чрезвычайно опасную ситуацию. Чтобы избежать взаимного уничтожения, режимам и странам придётся научиться договариваться – иного пути нет.

Мы живём в падшем мире. Индуисты называют нашу эпоху Кали-югой или железным веком, когда кажется, что страсти и эгоистические желания одержали верх над духовностью и чистотой. Есть поразительная пророческая запись на санскрите, сделанная за несколько тысяч лет до нашей эры, гласящая - наступит время, когда люди будут летать на железных птицах, но дела их будут злы и они отойдут от веры.

Но в то же самое время в нашем мире есть и позитивные тенденции. Главный вопрос: что перевесит? Сила утопии не в том, что она позитивна и ведёт к добру – доброго и хорошего много гибло на этой земле. Сила утопии в том, что у нас нет иной альтернативы. Если договорённости между людьми, странами и режимами не будут найдены, то планету охватят бесконечные войны. Чтобы заставить человечество одуматься, высшие силы могут попытаться донести послание способом, известным издревле – языком катастроф. Природные катаклизмы могут теоретически уничтожить даже весьма и весьма развитые цивилизации. Осознание опасности разнузданного пути, пропитанного агрессией и враждой, может заставить людей пойти другой дорогой. Я надеюсь не на победу добрых чувств, а на победу страха: перед атомной войной, перед ненавистью, перед дикостью.

Научный прогресс и ощущения, сопутствующие его стремительным скачкам, сродни опьянению. Люди могут отправиться, к примеру, на Марс или научиться продлять жизнь до трёхсот лет. От этих достижений наверняка появится ощущение всемогущества и вседозволенности. А если прибавить к этому всегдашнее стремление людей к власти и к борьбе за неё, то такого рода процессы могут закончиться весьма и весьма плачевно. Так в начале ХХ века за минимальный временной промежуток произошёл резкий технологический рывок. И все газеты начали писать о том, что грядёт эпоха всеобщего человеческого счастья, когда везде наступит мир и процветание. Данные возгласы звучали за четырнадцать лет до Первой мировой, которая перевернула весь мир и заставила его значительно помрачнеть.

В начале ХХ века о том, что утопии не наступит, говорил лишь Лев Толстой и Александр Блок, у которого есть строки:

Двадцатый век… ещё бездомней,
Ещё страшнее жизни мгла.
(Ещё чернее и огромней
Тень Люциферова крыла.)

Символ прогресса – судно «Титаник». Деньги, позолота, стяжательство, стремление грабить колонии, вести войны ради наживы. И какова была судьба этого парохода-гиганта, предназначенного для сильных мира сего? Главное – избежать повторения судьбы «Титаника» в масштабах всей планеты. Всему роду человеческому предстоит решить, как дальше жить. Потому что существовать так, как это делалось в ХХ веке и так, как это продолжает происходить сейчас, длительное время невозможно.

России в будущем придётся приложить усилия к продвижению идей мирного сосуществования цивилизаций. Проблема в том, что для этого страна должна быть сильной – так устроен наш мир, считаются только с мощью. И если Россия будет сильной, и все почувствуют, что её невозможно сломить, тогда прийти к мирному взаимодействию будет достаточно легко. Я уверен, что перед Россией лежит великое будущее. Россия может предложить новый путь для всего человечества.

В День Победы хочется пожелать всем соотечественникам, братьям и сёстрам - мира, спокойствия, мужества и веры!
Источник:
| Категория: Пресса | Просмотров: 3319 | Добавил: Admin
Всего комментариев: 0
Имя:
E-mail:
Код *:
Фурсов Андрей Ильич – русский историк, обществовед, публицист, социолог.

Автор более 200 научных работ, в том числе девяти монографий.

В 2009 году избран академиком Международной академии наук (International Academy of Science).

Научные интересы сосредоточены на методологии социально-исторических исследований, теории и истории сложных социальных систем, особенностях исторического субъекта, феномене власти (и мировой борьбы за власть, информацию, ресурсы), на русской истории, истории капиталистической системы и на сравнительно-исторических сопоставлениях Запада, России и Востока.
Комментарии
Очень знаковым является то, кто представлял Россию на похоронах Фиделя Кастро.
Нам и так достаточно заявлений противоречащих друг-другу от руководителей государства всех уровней. Сначала говорить, что мы СССР не восстанавливаем в России (и делать обратное в реальности)... но что тогда говорить про СССР на Кубе?

Хочу немножечко дёгтя подлить к этой статье или видео, не важно. Очень знаковым является то, кто представлял Россию на похоронах Фиделя Кастро. Ну а выводы, думаю, все сделают сами. Я постоянно слежу за материалами, которые помещаются на сайте, так как для меня Андрей Ильич Фурсов огромный авторитет!




Vag dash can еще на сайте.
Архив записей