Как уже говорилось, Крылов интересен не только в плане идейно-теоретического наследия, но и социально. Действительно, его жизнь некланового индивида в кланово организованной науке позволяет лучше понять не только Крылова, но многое в содержании и механизме функционирования советской науки как одной из подсистем коммунистического порядка на поздней стадии его развития.
Однако – обо всем по порядку.



В теоретическом наследии В.Крылова важное ме¬сто занимает разработка не только «базисных», социально-экономических проблем, но и проблем, связанных с тем, что в ор¬тодоксальном марксизме называлось «надстройкой», хотя на самом деле, даже по логике теории Маркса, было далеко не только надстройкой.



В.В.Крылова интересовали не только докапиталистические структуры, но и капитализм – в различных его проявлениях, капитализм как мировая система и особенно такой элемент этой системы, как так называемые развивающиеся страны, или «третий мир».



Проблема соотношения общества и личности интересовала В.Крылова не только в контексте «докапиталистических» обществ или вообще в том или ином конкретном типе общества, но как общетеоретическая или социоантропологическая проблема. Будь то исследование общества или исследование личности, писал В.Крылов, «в обоих случаях объектом исследования будет не что иное, как одна и та же система общественных связей между инди¬видами. Разница состоит лишь в том, что в первом случае этот комплекс отношений исследуется с точки зрения множества индивидов, а во втором – под углом зрения единичного индивида»13.



Крылов работал как небольшой институт в одном лице: широкий фронт работ и впереди вечность. Исторически, а точнее хронологически путь Крылова-исследователя таков: вторая половина 60-х – начало разработки теоретических проблем докапиталистических обществ (в это же время – масса плановых работ, аналитических записок и справок по сельскому хозяйству и аграрному вопросу в Африке).



Теоретические разработки В.В.Крылова велись в рамках марксистской традиции. Это была принципиальная разработка теории в рамках марксистской парадигмы. Я не стану сейчас ни спорить с теми, кто полагает, что марксизм мертв и его следует отбросить, а потому радостно пинает его и использует определение «марксист» как бранное, – жизнь коротка, а глупостей и дряни много, так сказать, vita brevis, fecalia longa; ни доказывать важное историческое значение марксизма – оно очевидно, кто не слеп, тот видит; ни защищать Маркса как мыслителя – он в этом не нуждается. Ограничусь лишь констатацией очевидного факта: марксизм есть одна из трех великих идеологических и социально-теоретических систем современного (modern) Запада наряду с консерватизмом и либерализмом. Системы эти – как идеологии и как научные программы – дополняют друг друга.



Если считать реальным началом коммунистического порядка в СССР 1929 г. (1917-1929 гг. – генезис, а как говаривал Гегель, когда вещь начинается, ее еще нет), а концом – 1991 г., то жизнь В.В.Крылова почти совпадает с коммунистической фазой русской истории. В его жизни многое было как у большинства советских людей, по крайней мере людей, принадлежащих к одному с В.В.Крыловым поколению. Но было и характерное лишь для некоторых, немногих, а то и только для одного человека по имени Владимир Крылов.



О Владимире Васильевиче Крылове на фоне позднекоммунистического общества и в интерьере социопрофессиональной организации советской науки



О книге Чалмерса Джонсона "Отдача: цена и последствия американской империи". Johnson Ch. Blowback: The Costs and Consequences of American empire. — L.: Time Warner.



На первый взгляд кажется, что капитализм – это просто: рациональность, схема «товар – деньги – товар», наемный труд, промышленность, где все или почти все можно выразить в цифрах и посчитать, все свести к количеству. Недаром то, что потом стало «политической экономией», У. Петти назвал «политической арифметикой». Но все это так просто лишь на первый взгляд. Действительно ли всё при капитализме можно свести к количеству? Всё. Кроме одного – самого капитализма, капитализма в целом.



« 1 2 ... 56 57 58 59 60 »
Фурсов Андрей Ильич – русский историк, обществовед, публицист, социолог.

Автор более 200 научных работ, в том числе девяти монографий.

В 2009 году избран академиком Международной академии наук (International Academy of Science).

Научные интересы сосредоточены на методологии социально-исторических исследований, теории и истории сложных социальных систем, особенностях исторического субъекта, феномене власти (и мировой борьбы за власть, информацию, ресурсы), на русской истории, истории капиталистической системы и на сравнительно-исторических сопоставлениях Запада, России и Востока.
Комментарии

И не думайте, что завтра люди откажутся от Веры потому что Человек будет
полностью "прочитан" на рациональной, атеистической основе. Скажу
больше, весь "Красный проект" и был возможен только потому, что в нем
присутствовала Вера, Вера в Светлое будущее, в Коммунизм, в идеалы
справедливости. Без Веры бы не было ни индустриализации, ни панфиловцев,
ни Космодемьянской, ни Матросова, ни Космоса и далее по списку. Без
Веры не было бы НИ-ЧЕ...

Нравственные принципы, конечно, не являются "религиозным институтом", потому что такого понятия в природе не существует. Есть понятие
социальный и общественный институт, которым и является Церковь. Но во
временв архаичных обществ никаких институтов еще и в помине не было. То,
что в шкале "общественных формаций" называют "первобытнообщинным
строем" к реальности имеет отношение далекое. Формирование нравственных
принципов происходило...



Архив записей