В.В.Крылова интересовали не только докапиталистические структуры, но и капитализм – в различных его проявлениях, капитализм как мировая система и особенно такой элемент этой системы, как так называемые развивающиеся страны, или «третий мир».



Проблема соотношения общества и личности интересовала В.Крылова не только в контексте «докапиталистических» обществ или вообще в том или ином конкретном типе общества, но как общетеоретическая или социоантропологическая проблема. Будь то исследование общества или исследование личности, писал В.Крылов, «в обоих случаях объектом исследования будет не что иное, как одна и та же система общественных связей между инди¬видами. Разница состоит лишь в том, что в первом случае этот комплекс отношений исследуется с точки зрения множества индивидов, а во втором – под углом зрения единичного индивида»13.



Крылов работал как небольшой институт в одном лице: широкий фронт работ и впереди вечность. Исторически, а точнее хронологически путь Крылова-исследователя таков: вторая половина 60-х – начало разработки теоретических проблем докапиталистических обществ (в это же время – масса плановых работ, аналитических записок и справок по сельскому хозяйству и аграрному вопросу в Африке).



Теоретические разработки В.В.Крылова велись в рамках марксистской традиции. Это была принципиальная разработка теории в рамках марксистской парадигмы. Я не стану сейчас ни спорить с теми, кто полагает, что марксизм мертв и его следует отбросить, а потому радостно пинает его и использует определение «марксист» как бранное, – жизнь коротка, а глупостей и дряни много, так сказать, vita brevis, fecalia longa; ни доказывать важное историческое значение марксизма – оно очевидно, кто не слеп, тот видит; ни защищать Маркса как мыслителя – он в этом не нуждается. Ограничусь лишь констатацией очевидного факта: марксизм есть одна из трех великих идеологических и социально-теоретических систем современного (modern) Запада наряду с консерватизмом и либерализмом. Системы эти – как идеологии и как научные программы – дополняют друг друга.



Если считать реальным началом коммунистического порядка в СССР 1929 г. (1917-1929 гг. – генезис, а как говаривал Гегель, когда вещь начинается, ее еще нет), а концом – 1991 г., то жизнь В.В.Крылова почти совпадает с коммунистической фазой русской истории. В его жизни многое было как у большинства советских людей, по крайней мере людей, принадлежащих к одному с В.В.Крыловым поколению. Но было и характерное лишь для некоторых, немногих, а то и только для одного человека по имени Владимир Крылов.



О Владимире Васильевиче Крылове на фоне позднекоммунистического общества и в интерьере социопрофессиональной организации советской науки



На первый взгляд кажется, что капитализм – это просто: рациональность, схема «товар – деньги – товар», наемный труд, промышленность, где все или почти все можно выразить в цифрах и посчитать, все свести к количеству. Недаром то, что потом стало «политической экономией», У. Петти назвал «политической арифметикой». Но все это так просто лишь на первый взгляд. Действительно ли всё при капитализме можно свести к количеству? Всё. Кроме одного – самого капитализма, капитализма в целом.



Одним из проявлений автономии функции капитала является наличие в капиталистической системе такого неизвестного прежним социальным системам феномена, как государство в строгом смысле этого слова («lo stato» – термин, запущенный Макиавелли в конце XV в.).



Китайцы говорят: не дай бог жить в эпоху перемен. Русские (устами Тютчева) отвечают: "Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые". Впрочем, китайцев этим не убедишь – для них Россия это страна постоянных и неожиданных изменений и потрясений. По-китайски Россия "э го" – "государство затягивания и мгновенных перемен", а относится оно к разряду народов, обращенных в себя.

Россия это, действительно, страна, где "затягивания" (застой) мгновенно сменяются переменами, реформами и революциями (смуты), причем реформы, как правило, ведут к результатам, которые диаметрально противоположны задуманному.



Так что же, если бы не Орда, то феномен русской власти (в форме самодержавия) никогда не возник бы? Значит, это не закономерное, а случайное явление, плод игры, случая? Значит, решающую роль сыграл внешний фактор, и вся русская история последних столетий сложилась и развивалась под воздействием внешнего случая, является "припадочной" (припадком в XVIII в. называли случайность)? Нет, не значит.



« 1 2 ... 5 6 7 8 »
Фурсов Андрей Ильич – русский историк, обществовед, публицист, социолог.

Автор более 200 научных работ, в том числе девяти монографий.

В 2009 году избран академиком Международной академии наук (International Academy of Science).

Научные интересы сосредоточены на методологии социально-исторических исследований, теории и истории сложных социальных систем, особенностях исторического субъекта, феномене власти (и мировой борьбы за власть, информацию, ресурсы), на русской истории, истории капиталистической системы и на сравнительно-исторических сопоставлениях Запада, России и Востока.
Комментарии
Книга "загадка японской силы" Выходила уже дважды, смотрите в "Лабиринте" по цене порядка 1500 и "Читай город" цена порядка 500, два разных издательства правда тиражи уже разобраны, но думаю коль берут стало быть издадут еще, не сомневайтесь следите или сделайте заявку, в выше перечисленых интернет магазинах, кроме того есть в сети звуковой вариант, правда голосок неприятен, слушать трудно, но можно.

Спасибо за столь прекрасную беседу и за огромную широту фактов и аргументированных логических исторических рассуждений, точек зрения и слава Богу(!) не диаметрально противоположных. Собеседники, на мой взгляд, дополняли друг друга. Но кое-чего я всё же не увидел. Далее объясню свою точку зрения.
Рассуждения в свете двух важных событий -
9 апреля 1945 года войска маршала Василевского взяли штурмом город-крепость Кенигсберг – столицу Восточной Пруссии. Ныне – российский Калининград. ...

Чему удивляться.... Нутому, что нет книги "Загадка власти в Японии" Карел Ван Волферена,
которую Фурсов рекомендовал, кстати как очень дельную книгу. В сети она есть
лишь как обзор книги, хотя и весьма подробный. И видимо полной версии не будет.
Потому что эта книга у нас вышла под названием "Загадка японской
силы" тиражом в… 200 (!) экземпляров. Хотя как ориентировочныйсписок, лучше что он есть, чем нет



Архив записей